МонитоР реформы > Монитор реформы науки

Нечеткий подход к науке и ее реформированию

(1/3) > >>

Oleg Baklan:
Даже не знаю с какой мысли начать тему. С одной стороны мне хочется начать с общих мыслей о науке в целом, ее закономерностях и применению новых идей в подходе к науке и ее реформированию. С другой стороны мне хочется начать с конкретных мыслей, связанных с нами лично. Наука для каждого из нас - это наша личная жизнь, наша судьба, наша молодость и зрелость, что-то очень личное, и не менее важное для каждого из нас, чем общие моменты, чем наука в целом.

Пожалуй, начну все-таки с общих мыслей.

Не так давно я познакомился с идеями нечеткой логики, и понял их значимость не только в деле инженерных устройств (техники), военного дела (антиракетная защита), бизнеса (нечеткие экспертные системы для фондового рынка) и политики (нечеткое прогнозирование результата выборов и организация работы с избирателями), но и для науки. Должен заметить, что я удивлен, что идеи нечеткой логики до сих пор никто не применил к науке как таковой, к оценке ее текущих ситуаций и перспектив. Тема состояния науки и ее перспектив на слуху, об этом и на сайте, здесь, уже не раз шел разговор в форуме и печатались статьи, тем не менее никто ни разу не применил идеи нечеткой логики к этой теме. Я попробую данный пробел заполнить. Разумеется, в силу своих скромных возможностей я могу сделать мало, но я хотя бы поставлю важные (как мне кажется) вопросы, а там видно будет.

Oleg Baklan:
Основная идея нечеткой логики (расскажу для для тех, кто в силу своей конкретной научной специализации не знаком с этим направлением) сможет быть проиллюстрирована такой аналогией. Представьте себе ряд столов, на каджом из которых лежит или не лежит яблоко: на первом столе яблоко лежит, на втором тоже лежит, на третьем не лежит, на четвертом лежит, ... на пятнадцатом не лежит, ... и так далее. Наличие или отсутствие яблока на конкретном столе можно описать функцией принадлежности, принимающей два значения {0, 1}: 1 - если яблоко на столе лежит, 0 - если яблока на столе нет. Тут все просто. Но представим себе, что "стол" - это в общем случае некий объект, а "яблоко" - его свойство, и представим себе, что таким объектом является человек, а свойством его молодость. Пусть у нас есть сто человек, возраст каждого из котоого 1, 2, 3, 4, ... , 97, 98, 99, 100. Очевидно, что для начала данной цепочки про каждого человека можно говорить, что он "молодой", и связывать с функцией принадлежности значение 1. Кроме того, очевидно, что для конца цепочки про каждого человека можно говорить, что он "не молодой", и связывать с функцией принадлежности значение 0. Наконец, очевидно, что где-то между началом цепочки  и концом цепочки люди перестают быть "молодыми" и начинают быть "не молодыми". Но где именно, и как там расставить значения функции принадлежности? Согласно основной идее нечеткой логики, на этот вопрос нельзя дать ответ, если оставаться на позициях того, что функция принадлежности может иметь только два значения {0, 1}, надо перейти от двух значений {0, 1} к интервалу значений [0, 1], и применять особый формализм, который оперирует не только понятием обьекта и понятием свойств объекта, но также понятием степени принадлежности свойства к объекту.

На мой взгляд, данную идею можно использовать для оценки нынешнего состояния науки и ее перспектив. Наука - это, в конечном итоге, научные мысли, научные сведения, научные знания фактов и идей, научные расчеты и так далее ... плюс их истинность. Я считаю, что связь этих объектов (мыслей, сведений, знаний, расчетов и так далее) и их свойства (истинности) надо рассматривать не только с обычных позиций двух значений {0, 1}функции принадлежности свойства к объекту, но и с позиций нечеткой логики - с позиций интервала значений [0, 1]. Это означает, что те или иные объекты такого рода можно рассматривать не только как целиком истинные (значение 1 функции принадлежности) или целиком неистинные (значение 0 функции принадлежности), но как ДРОБНО ИСТИННЫЕ, трактуя дробную истинность как способность объекта раскалывать людей, обладающих данным объектом, на диаметральные лагеря по их отношению к истинности данных объектов. При том, в силу дробности, никакими усилиями нельзя такой раскол убрать, сведя людей в одну большую группу, которая или целиком будет считать данные обьекты истинными (значение 1 функции принадлежности) или целиком считать их неистинными (значение 0 функции принадлежности).

Как я уже сказал в начале, мои способности скромные, но хотя бы на уровне важных вопросов я все-таки постараюсь сделать хоть что-то. Наличие дробной истинности в науке означает раскол внутри нее, со всеми вытекающими негативными последствиями.

Начну с раздела науки на собственно науку и на лже-науку. Я прочитал доклад "ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ЛЖЕНАУКОЙ (Обсуждение в Президиуме РАН)":
http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/VRAN/FALSE.HTM

Читая, я обратил внимание на самые первые слова доклада, что "существует группа вопросов, на которые комиссия не может дать ответа. Так, оставлен без ответа вопрос о причинах роста влияния лженауки, о том, почему она расцветает в благополучных высокоразвитых странах". Странно, что ни комиссия, ни слушатели доклада ни разу никто не упомянул нечеткую логику как точку опоры для поиска ответа о данных причинах. Ведь возможность применения лежит практически на поверхности.

Далее, как быть с разделением внутри самой науки на отдельные разногласные друг другу направления? Например, в Украине (приведу пример этой страны) есть две атомные школы, которые, мягко говоря, не дружат семьями друг с другом :) . Совершенно очевидно, что в условиях разногласия согласованного общего движения вперед быть не может, и не только в текущих ситуациях рутинной научной работы, но и в ее перспективах, в частности - в таком важном деле как реформирование науки.

Я глубоко убежден, что на разговор о науке и ее перспективах надо переносить понятийный аппарат нечеткой логики, и чем раньше, тем лучше. В частности, дожен быть разработан свод нечетких правил оценки тех или иных научных результатов и самих ученых.

Вот, вкратце, и все, что я хотел написать.

Пожалуй, добавлю к этим словам еще одну мысль - мысль насчет важности групповых усилий ученых как в текущей научной ситуации, так и в переменах в науке. Именно группы являются основными "игроками", снабжая научный мир (коллег) и сведениями, и проблемами, для разрешения которых надо искать новые сведения. Но групповые усилия невозможны, если самому существоанию науки как группы угрожает эффект дробной истинности, понять который без привлечения нечеткой логики нельзя - как нельзя, например, понять эффект встречного ускорителя без привлечения релятивистской теоретической физики.

Oleg Baklan:

--- Цитировать --- На Западе русские ученые зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. И главным образом, за счет особой ментальности. Там, где европеец стремится к точности, а китаец - к детализации, русский добивается того, чтобы система работала любым способом. Там, где европеец склоняется к компромиссу и золотой середине, человек русской культуры стремится к широте и выходу из проблемы для решения этой проблемы.

Если надо решить задачу, российские ученые не избегают грубых решений, будучи уверенными, что детали будут осмыслены и доделаны потом, если потребуется. В результате российская широта позволяет соединять все и вся, то есть находить новые нетривиальные решения и принципы на любом уровне и в любом месте. Все это совершенно не похоже на подход немца, американца или японца.

Мой собственный опыт работы с западными и российскими учеными дает мне основания сделать следующие наблюдения. Если взглянуть на особенности процесса познания в России и на Западе, то, несмотря на формальную одинаковость научных процедур, можно выявить существенные различия. Ученые на Западе довольно своеобразны. Они все очень хорошие узкие специалисты, но целостного мировозрения у них нет. Поэтому их метод прогнозирования будущего затратен. Они не способны на крупные предвидения. Они должны отработать все кирпичики реальности и только потом идти дальше. Более того в американской науке (а она с огромным отрывом лидирует в мире) стремится не допускать столь уж резких прорывов, если только от них не будет немедленной отдачи в виде прибыли. Там никогда не стали бы финансировать выдающегося чешского генетика Менделя, поскольку его работы были переоткрыты через 35 лет – а раз так, то деньги истраченные на его работу считались бы выброшенными на ветер. Отдачи-то нет. Я встречал ряд российских ученых, работающих за рубежом по очень фундаментальным темам клеточной биологии. И публикации вроде бы есть у них хорошие. Вроде бы должны деньги давать под новые проекты, но не очень дают, так как на базе этих исследований не будет немедленно создано новое лекарств или коммерческий биотехнологический продукт. Эти россияне пытаюся доказывать, что новое знание позволит сэкономить существенные резурсы на биологических исследованиях, так как не нужно будет делать массу необходимых сейчас контролей. Но это западным ученым не понятно.

Работая в медико–биологической науке, я в свое время обратил внимание на совершенно разную суть публикаций в русских научных журналах и журналах Запада. В первом случае очень часто народ хотел одним махом перепрыгнуть через много ступеней и получить на выходе "нобелевку". Чаще всего этого не получалось. 90% шло в отходы. Российские ученые постоянно испытывают потребность во всеобъемлющей теории. Они тяготятся необходимостъю проделывать множество контролей... На Западе, напротив, статьи обычно посвящены одной очень мелкой детали, зато проделаны всевозможные контроли.

Такая модель, если она правильна, становится очень эффективным инструментом познания. Она позволяет делать прогноз и проверять только их, не делая массу необходимых широких контролей. Возможно, конечно, что я ограничен своими наблюдениями в биологии, но у меня то же впечатление сложилось, когда я начал смотреть и активно продумывать экономику, психологию, антропологию и происхождение человека.

Отличия особенно проявляются в сфере общественных наук. На Западе потребность во всеобъемлющей общественной теории решили просто. Они приняли к сведению, что их рыночная система идеальна (она для них, действительно, хорошо служила и еще послужит), а раз так, то надо просто вывести некоторые частные законы, которыми необходимо пользоваться в повседневной работе. Российские же ученые нуждаются во всеобъемлющих концепциях.

С. Миронин

http://www.contr-tv.ru/print/1657

--- Конец цитаты ---


На мой взгляд, то, о чем пишет С. Миронин, есть рассказ о российской научной ... нечеткости. Всеобъемлющность  и другие характерные особенности, например, пренебрежение контролями, склонность к грубым моделям и так далее, я склонен трактовать именно в этом смысле. Таким образом,  на мой взгляд, уже сейчас существует предпослыка для того, чтобы поднятый мной вопрос и высказанные идеи распространились в российской научной среде, желающей перемен и ищущей пути к переменам в организации и функционировании науки. Поднятый вопрос и высказанные идеи падают на благодатную почву.

Нечеткая логика - является концентрированным знанием о том, что уже и так, но неосознано применяют на практике российские ученые (и ученые с российской научной школой - те, которые учились в России и чей менталитет в достаточной степени стал "российским", то есть нечетким). Суть моего подхода состоит в том, чтобы от неосознанности перейти к осознанному применению, замкнув понятийный аппарат нечеткой логики на оценку текущих состояний науки, ее перспектив и путей реформирования.

Что я предлагаю конкретно, и каким должен быть первый реальный шаг в данном направлении?  

Для начала мы должны найти друг друга, кто думает аналогично, сформироваться в группу, которая будет заниматься всем этим,  и распространять идею дальше.

Oleg Baklan:
Пока длится процесс заочного знакомства с новым подходом к теме науки и ее реформирования, коснусь примеров неосознанного применения.

Как я уже написал выше после цитаты из статьи, российские ученые показывают, на мой взгляд, пример мышления, которое является именно нечетко логичным, что в дальнейшем облегчит задачу применения нечеткой логики для научных перемен. Просто, пока что это делается неосознанно, а надо делать осознанно.

Но неосознанное применение нечеткой логики делают не только россияне, и не только в науке.

Не так давно, всего в 2004 году, Санкт-Петербургское отделение Стокгольмской школы экономики напечатало на русском языке книгу Джима Коллинза и Джерри Порраса "Построенные навечно. Успех компаний, обладающих видением". Книга рассказывает об идеях, базируемых на шестилетнем исследовании стэнфордскими экономистами феномена необычайного успеха 18 крупнейших мировых компаний. На мой взгляд, секрет успеха этих компаний в неосознанном применении нечеткой логики. Я думаю, что стэнфордские экономисты, исследуя этот феномен и выискивая его причину, просто не были в курсе, что существует нечеткая логика или ни разу не посмотрели на предмет своего исследования именно с позиций нечеткой логики - нет ли в этих компаниях ее неосознанного применения?

Джим Коллинз и Джерри Поррас пишут, что книга и ее идеи имеют универсальный характер, применима не только в бизнесе, но и вне бизнеса. Таким образом, если "нечетко логичный" характер феномена успеха компаний, о которых идет речь в книге, будет подтвержден (а это легко сделать), то мы имеем дело с мощным аргументом в пользу моего подхода применить нечеткую логику к оценке текущих ситуации в российской науке, ее перспектив и путей реформирования.

Сергей Ш.:

Олег, а Вы имеете отношение к науке?

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии