Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Не получили письмо с кодом активации?

 


Автор Тема: Три точки роста российской науки  (Прочитано 2593 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Chaussky

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 12
Первая. В инновационном секторе российской науки все более явно просматривается следующая проблема. Схемы коммерциализации инноваций, подразумевающие активное участие венчурных фондов, не будут работоспособны до тех пор, пока в России не сформируется прослойка инновационных менеджеров. Ученые сами развивать свои бизнесы не могут, а деньги венчурные фонды дают не только под идею, но и под команду грамотных менеджеров. Вот и получается - идеи есть, деньги есть, а тех, кто будет заниматься реализацией проектов нет.

С другой стороны, в России каждый год тысячи выпускников покидают стены технических ВУЗов, сотни аспирантов защищают диссертации. Кем становятся эти люди? Менеджерами по продажам, маркетингу, рекламе, аналитиками, топ-менеджерами, кто-то создает свой бизнес и становится владельцем компании. Почему бы ни сориентировать этих людей на инновационный бизнес? И сделать это не так уж и сложно.

Активное вовлечение выпускников естественных и технических ВУЗов в инновационный процесс это точка роста не только инновационного, но и венчурного бизнеса.

Развитие инновационного бизнеса "потянет" за собой развитие фундаментальной науки, так как она является "поставщиком" идей для прикладной науки. И финансовый поток посредством заказных НИОКР дойдет до фундаментальной науки.

Вторая. Мощной точкой роста фундаментальной науки может стать кампания по возвращению наших ученых из-за рубежа. Прошу отметить, что ситуацию в фундаментальной науке я предполагаю улучшать именно за счет возвращения российских ученых, а не наоборот. Для этого надо только будет создать определенные условия, экономические в том числе, и этот процесс я связываю с развитием технопарков, так как в бюрократизированные и с "крепостническим" налетом академические институты заманить кого-то будет очень сложно, а самое главное, нужно ли. Для возвращения имеются все необходимые условия - как бы ученые не хорохорились и не твердили на каждом углу, что в "этой стране" они работать не будут, почти у каждого внутри живет "червячок" неудовлетворенностью жизнью за рубежом. Все мои друзья по аспирантуре, которые сейчас работают в Америке и Европе, в приватных беседах в этом сознаются, даже те, у кого в свое время в каждом предложении проскакивало слово "совок". Да что далеко ходить, я сам в 1997 году работал в University of Pennsylvania, и у меня не возникло никакого желания остаться насовсем.

Третья. В настоящее время созданы такие условия, при которых практически абсолютно всё - и ресурсы, и технологии, и мозги, со свистом выдавливаются из России. Какая-нибудь беднейшая африканская страна вынуждена платить России, хотя бы и бананами, за обучение студентов, а сытая и богатая Америка получает их сотнями ежегодно, причем бесплатно, потому что за неё платит Россия. Большинство технологий, которые в настоящее время разрабатываются на территории нашей страны, и которые финансируются за счет российского бюджета, заранее обречены оказаться воплощенными на территории зарубежных стран в виде товаров, которые нам же и будут проданы. Но только нам придется ещё оплатить прибавочную стоимость.

Это уже не только упущенная выгода, но и прямые финансовые потери - мы проигрываем два раза, первый, когда добровольно финансируем чужие разработки, второй раз, когда вынуждены покупать товары, оплачивая их прибавочную стоимость, в то время как сами могли бы стричь купоны.

Вопрос, сколько так будет продолжаться? И как изменить знак у этой искусственно созданной экономической разности потенциалов, под действием которой Россия теряет ресурсы, технологии и мозги, упускает возможности? С этой ситуацией надо что-то делать… Другая страна, раз десять бы загнулась, а Россия ещё живет.

Полная версия выпуска http://subscribe.ru/archive/science.news.innovatika/200509/26104745.html


Анатолий Чаусский